РУССКИЙ ЯЗЫК И ЗАПАДНАЯ МУЗЫКА…

Сцена из оперы на музыку М.И.Глинки "Иван Сусанин"

Общаясь с музыкантами, особенно с профессиональными вокалистами, композиторами и аранжировщиками, можно слышать устоявшееся мнение, что русский язык не может органично вписаться в рамки современной музыки западного образца. Проще говоря, на английском языке песня звучит фирменно, органично, но стоит только туда «подставить» русский текст, это произведение сразу начинает «отдавать совком», вследствие чего оно сразу теряет свою музыкальность и красоту. Объясняется это, в основном, тем, что русский язык имеет иные метро-ритмические характеристики, чем у первоисточника – создателей современных музыкальных направлений и стилей. Длинные, протяжные слова, по их мнению, трудно разбить на мелкие ритмические фигуры, как это без труда делается в английском языке. Выводы многих еще более трагичны: типа, русский язык и фирменная музыка – вещи абсолютно несовместимые, и если ты настоящий музыкант, то должен петь исключительно на английском. Кстати, музыкальную отсталость нашего отечественного рока некоторые критики и музыканты видят в том, что глубокий – по смыслу – текст на русском языке, а именно этим отличается наш рок, очень трудно или невозможно «вбить» в рамки западной стилистики тяжелого рока. И для того, чтобы донести текст, возможна только такая музыкальная форма, такой стиль, который в узких кругах получил название «говнорок»: смесь городского романса и бардовских авторских песен в аккомпанементе электрогитар, ионики и барабанов. Существует и полярное мнение, которое четко отражено в фильме «Брат»: мол, НАУТИЛУС – это круто, а западный рок – это полное г…. И здесь, как и в любых вопросах российского бытия, сталкиваются два пограничных менталитета: востока и запада; западников и славянофилов. Одни утверждают, что мы отстали от основного древа развития музыки и создаем некие уродливые формы; другие говорят, что России уготовлен свой путь – у нас своя культура, своя музыка,– и не стоит переносить западные формы на нашу почву. Бананы в тайге не растут… Одни пытаются петь песни на английском языке, борясь за чистоту фирменного стиля, (как это делают музыканты других неанглоязычных стран, например, шведы или немцы, которые подарили миру ярких звезд мирового уровня – ABBA, SCORPIONS и т.д.), и этим пытаются поднимать нашу культуру до уровня «фирмы». Другие сочиняют песни на русском и создают музыку, которая четко обрамляет текст. Мы, по мнению последних, должны не копировать западную музыку, а наоборот, – создавать свою культуру, основанную на наших корнях и традициях.

В данной статье хотелось бы проанализировать эту сложную многогранную тему и попытаться ответить на множество вопросов. Как вписать русский текст в мировой ритм свинга, или этого делать не стоит вовсе? Почему российские группы западного образца, исполняющие англоязычную музыку, не становятся в России и в мире популярными и не могут подняться выше уровня столичного клуба? И, вообще, хочется, в связи с этим, как-то определить точку развития нашей музыки относительно графика мировой культуры.

А проблема-то эта имеет более глубокие корни. Еще два века назад музыканты и композиторы совершенно не могли принять оперу на любом другом языке, кроме итальянского, который считался самым музыкальным языком. Причем, это было не только в России. Теперь мы слушаем оперы «Иван Сусанин», «Евгений Онегин» и другие, как нечто самое совершенное, самое оригинальное; и никто не задумывается над тем, что все это звучало бы лучше на итальянском. Ну, это дело прошлое.

Развитие отечественной, так называемой, эстрадной музыки невозможно отделить от тех условий, в которых она рождалась и созревала. Основное назначение музыки советского периода можно определить так: «нам песня строить и жить помогает». Музыкальная жизнь в СССР неразрывно связана с идеологией и политической системой. Если западная музыка развивалась по объективном законам «спрос-предложение», то в СССР естественный ход развития был нарушен вмешательством правящих кругов.

03

В целом, музыкальная культура советского периода состоит из нескольких направлений. Первое – это эстрадные певцы (с аккомпанирующими составами), которые пели песни советских композиторов. В основном, это были патриотические песни. Другое направление – это филармонические ВИА, которые играли музыку более близкую к западу, правда, с адаптированными текстами про комсомол, весну, ударные стройки и про чистую любовь. Некоторым особняком в филармоническом направлении стоят инструментальные группы и джазовые коллективы, которые имели возможность играть более прогрессивную музыку (в плане гармонии, мелодии-импровизации, ритма, оркестровки), т.к. их музыку не сковывал «залитованный» властями текст. Третье направление – это нелегальные рок-группы, которые играли свою музыку и отражали действительное настроение прогрессивной молодежи. Эти группы отличались от филармонических тем, что им не нужно было «сдавать программу комиссии», исполнять в программе песни советских композиторов и т.д.… Но они и не имели права работать как профессионалы, т.е. своей музыкой зарабатывать деньги. Проведение концертов было связано с риском, за что многие пострадали. Четвертое направление – это барды, творчество которых было основано в большей степени на поэзии, чем на музыке. Кстати, рок-музыканты и барды по духу очень близки. И последнее – ресторанные ансамбли, которые могли играть даже «фирму» на английском языке, наряду с заказными блатными песнями и разными лезгинками.

Таким образом, в СССР в легкой музыке сформировалось три ветви музыкального творчества: профессиональное филармоническое (ВИА, эстрадные певцы); профессионально-ресторанное и, так называемая, самодеятельность или андеграунд. Наиболее ценно в этом спектре именно творчество самодеятельности, из которой вышел наш рок. Творчество этих нелегалов можно было услышать на кухне, возле костра, на танцах или на студенческих концертах-вечеринках. Как правило, это были самоучки, которые учились игре на музыкальных инструментах, «снимая» стиль и приемы фирменных музыкантов с записей. В то время в каждой школе, в каждом институте, даже в армейских частях сколачивались ансамбли для участия в разных праздниках; для игры на школьных вечерах, танцах и других общественных мероприятиях. Самодеятельная жизнь просто кипела. Вспомните песню Чижа «В коморке, что за актовым залом репетировал школьный ансамбль…». Естественно, что первые шаги русского рока были ничем другим, как копированием западных групп. Пение песен на английском языке на танцах считалось определенным шиком, особой крутостью. Но с середины 70-х годов в музыкальных кругах андеграунда начались определенные изменения. Копирование западных композиций перестало удовлетворять многих музыкантов, да и общество желало получить что-то новенькое, понятное. Им нужна была мысль, логос, т.е. ответы на вопросы, которые ставила жизнь. Талантливые музыканты-авторы, сочиняющие свои песни, собирались в группы, которые уже выходили на новый качественный уровень, так как пели свои песни, да и исполнительский уровень у них был намного выше обычных самодеятельных групп. Записи, сделанные кустарным способом, переписывались сотни раз и распространялись по всему СССР с астрономической скоростью. Началась эпоха русскоязычного рока. Эти записи были такого качества, что трудно было отличить одну группу от другой, например, МАШИНУ ВРЕМЕНИ от ВОСКРЕСЕНИЯ. И, естественно, музыкальный мир раскололся на два лагеря. Одни совершенно не приняли русский язык в неформальной «хипповской» среде (по словам Алексея Козлова, руководителя группы АРСЕНАЛ: все это уж очень напоминало звучание обычных ВИА); другие (основная масса слушателей) с замиранием сердца вслушивались в каждое слово и получали истинное наслаждение.

И здесь стоит заметить, что в то время (с конца 60-х до середины 80-х) профессиональная аппаратура (в основном социалистического производства) была доступна только филармоническим и, отчасти, ресторанным ансамблям. Студенческие самодеятельные группы не имели никакой возможности приобрести что-то, хотя бы близкое к тому, на чем работали западные музыканты. А так как современная музыка основана на звучании комплекса оборудования – последних достижений современной науки, техники и промышленности, то звучание наших ансамблей в инструментальном отношении никак не могло конкурировать, скажем, с DEEP PURPLE. Единственно, что могли получить слушатели – это слово на фоне звучания гитар Урал или Muzima de Luxe, включенных в усилитель Родина или Vermona. Как вы понимаете, для того, чтобы написать стихи, нужны только ручка, бумага и Божий дар; а для того, чтобы донести музыку до слушателя на концерте, а тем более на записи, требуются инструменты, аппаратура и вся инфраструктура. Российские музыканты могли иметь только авторучку и, в лучшем случае, гитару, сделанную в ГДР. В этих условиях у российского слушателя выработалась привычка – в рок-музыке выделять содержание и не обращать внимания на форму. Стойкий иммунитет к плохому звуку, выработанный в социалистические годы, в нашем народе сохраняется и по сей день. Несмотря на это, в нашем роке есть свои герои, которые создали подлинные шедевры, вошедшие в «золотой фонд» отечественного песенного творчества не только за счет поэзии, но и за счет самой музыки. На песнях ЗООПАРКА, АКВАРИУМА, МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, ВОСКРЕСЕНИЯ, В. Цоя и многих других ансамблей выросло целое поколение людей. Осмелюсь высказать мнение о том, что именно эти ансамбли, выражающие настроение молодежи, подготовили почву для будущей перестройки и для развала коммунистической системы. Что касается музыки, то многие могут сказать, что эти ансамбли нельзя сравнивать с западными мировыми группами; что текст песен в этих группах доминировал над музыкой. Но на то, как вы понимаете, имелись объективные причины – наша творческая молодежь не имела материально-технической базы и творческой свободы. Кроме этого, мы не имели никакой информации, т.к. были изолированы от внешнего мира. В консервной банке изоляции мы варились в собственном соку, – и получилось, то, что получилось.

pesniaru

Что касается филармонических ансамблей, то профессиональный уровень музыкантов этих коллективов был достаточно высок. Послушайте ПЕСНЯРОВ образца конца 70-х! Как правило, филармонические музыканты имели хорошее музыкальное образование, более-менее приличные инструменты и аппаратуру, а главное, концертную практику. Это же относится и к огромной армии ресторанных музыкантов. Практически все музыканты, которые работали в ВИА, прошли школу «кабака». Зачастую музыканты, работавшие в ресторане, имели гораздо большую зарплату (с учетом «парноса») и имели возможность приобретать фирменную аппаратуру, инструменты. Многие музыканты не хотели уходить из ресторана в филармонию только по причине того, что имели возможность играть практически любую музыку; им не нужно было угождать и подстраиваться под эталоны филармонических ВИА.

Итак, мы в самых общих чертах рассмотрели спектр музыкальной культуры, который сформировался в СССР и который стал основанием для музыки новой России. Из всего этого наследия ярко выделяется наш отечественный рок и авторские песни бардов. Именно рокеры и барды, исполняя свои песни на полулегальных вечеринках, отражали действительное состояние духа того времени. В то время как все газеты информировали народ о добыче сверх плана миллионов тонн угля, а официальная эстрада пела оптимистичные песни, типа, «Солнце, ты посмотри какое солнце в вышине!» наш андеграунд, глядя на реалии жизни, отражал иное настроение. Некое состояние безысходности : «Кто виноват, что ты устал, что не нашел чего так ждал, все потерял, что так искал, поднялся в небо и упал…»; «Все очень просто, сказка — обман, солнечный остров скрылся в туман»; «…Я пишу стихи всю ночь напролет, зная наперед – их никто не прочтет»; «О чем поет ночная птица…», «Когда поймешь умом, что ты один на свете…»; и т.д. и т.п. И именно группы, исполняющие оригинальные песни, становились популярными по всему СССР. Англоязычные группы, которые существовали в то время, не имели такого гигантского успеха. Они не поднимались выше ресторана или танцплощадки.

В таком состоянии мы подошли к перестройке, которая должна была дать свободу, открыть новые горизонты нашей жизни. Казалось, что после снятия идеологических запретов и обретения творческой свободы, в нашей стране начнут появляться типичные группы западного образца. И поначалу эти прогнозы подтвердились. «Совковые ВИА» начали терять популярность, на сцену вышли рокеры в кожаных проклепанных куртках. Но продолжалось это не долго. Интерес к агрессивной рок-музыке западного типа был не таким высоким, как это казалось музыкальным аналитикам. Единственным коллективом, который добился подлинных успехов мирового значения, была группа ПАРК ГОРЬКОГО, да и то во многом благодаря тому, что попала в очень удачные условия. На Западе эта группа поднялась до уровня мировых рок-групп. Однако в России наступали новые времена, которые через музыку показали наше истинное лицо. Началась эпоха ЛАСКОВОГО МАЯ и бесчисленных фонограммных звезд. Все попытки сделать что-то «фирменное», на английском языке терпели полное фиаско. Исключение составляли отдельные группы, (например, ЛИГА БЛЮЗА), которые как-то существовали – больше, наверное, на энтузиазме. Многие музыканты просто недоумевали, не могли понять, почему наш народ вдруг полюбил эту «шнягу». Как мог так резко измениться общественный музыкальный вкус? На этом фоне любой ВИА 70-х казался супергруппой. Фирменное звучание музыки, как ни странно, совершенно не отражало духа того времени. На самом деле все просто – музыку начали «заказывать» не студенты-философы, не мыслящая интеллигенция, а рыночные торговцы-спекулянты.

Какое-то оживление в российской англоязычной начали открываться все новые и новые увеселительные заведения, которые давали блюзовым и рок-н-ролльным группам возможность зарабатывать какие-то минимальные деньги. В музыке началось с активным развитием клубного движения. В Москве, в Питере и в других городах это время реанимировались высокопрофессиональные ансамбли, которые играли «кавера» – хиты западной музыки, как это было в ресторанах советского периода. Если вы сегодня пройдете по Московским клубам, то можете услышать весь репертуар западного рока: от архаичного блюза до прогрессив-рока и фанка. И этих групп становится все больше и больше, так как они заполняют определенную нишу.

Как объяснить то, что определенная часть нашей аудитории никак не может слушать музыку с русским текстом? По-моему, это довольно просто. Люди этого типа, в основном это музыканты, слушают голос вокалиста, как некий музыкальный инструмент. Внимание при прослушивании сосредотачивается исключительно на мелодии, на тембре, на мелизмах, ритмических фигурах, т.е. – на музыкальных элементах. Но русский текст, помимо сложности его «упаковки» в мелкий ритм, еще и несет смысл, который не всегда отражает настроение или просто отвлекает от прослушивания музыки. Даже если и абстрагироваться от смысла песни, то все равно внимание невольно сосредотачивается на каком-либо слове или словосочетании, которое начинает «ломать». Но главная проблема, конечно, в ритмике. Сочинить песню с хорошим русским текстом и фирменным звучанием очень сложно. Как правило, что-то одно будет страдать.

Поэтому вывод напрашивается сам собой. Кто борется за чистоту стиля, кто боится чужеродных вкраплений, – тот пусть поет на английском, так как русский язык, как ни крути, изменит музыку и ее восприятие. И если это получается хорошо, слава Богу. Такие группы всегда будут интересны и востребованы. Плохо, конечно, что самые яростные критики русского языка в песнях, зачастую, просто прячутся за английский текст, так как им нечего сказать на русском. Но наступает время, когда начинаешь понимать, что смысл музыкального творчества – это служить своему народу или, лучше сказать, какой-то части этого народа. И еще начинаешь понимать, что ты – часть этого народа, и никакой другой частью никогда не станешь, если не переедешь в другую страну и не приживешься в новом социуме. Русский язык не только может органично вписаться в музыкальную мировую культуру, но и может стать его равноправным членом. И такие примеры уже есть. Для этого надо просто отойти от выработанных стереотипов и создавать особенное, свойственное нашей речи музыкальное оформление и не пытаться так грубо и искусственно соединить несоединимое. Я убежден, что наши музыканты, композиторы, поэты-песенники в будущей выздоравливающей России создадут произведения, которые войдут в мировую музыкальную копилку. И все разговоры о фирменном и нефирменном звучании не будут актуальны. Настоящие произведения искусства, к тому же профессионально исполненные; песни, отражающие вечные проблемы человека в этом мире, – будут иметь ценность вне зависимости от языка.

Автор: Дмитрий Малолетов

Дайджест «Территория Культуры»

MUSICBOX TV



Olympus: Обзор рекордера LS-100 от Романа Мирошниченко

Olympus: линейка рекордеров LS

ВЫБОР РЕДАКЦИИ


ГИТАРЫ СРЕДНЕГО ЦЕНОВОГО ДИАПАЗОНА
ГИТАРЫ СРЕДНЕГО ЦЕНОВОГО ДИАПАЗОНА
ТЕСТИРОВАНИЕ IZOTOPE RX 4: РЕВОЛЮЦИЯ В РЕСТАВРАЦИИ
ТЕСТИРОВАНИЕ IZOTOPE RX 4: РЕВОЛЮЦИЯ В РЕСТАВРАЦИИ
ИГОРЬ ДЖАВАД-ЗАДЕ: СИСТЕМА ЗАНЯТИЙ ДЛЯ БАРАБАНЩИКОВ
ИГОРЬ ДЖАВАД-ЗАДЕ: СИСТЕМА ЗАНЯТИЙ ДЛЯ БАРАБАНЩИКОВ

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР


Журнал Music Box № 1(70) 2015DORO PESH 
ОЛЕГ ИЗОТОВ
EPICA 
SOLSTAFIR

• Рок на балалайках
• Мировые музыкальные фестивали 2015
• Глобальная Лицензия
 
 

WORKSHOP: 
• Гитара: игра переменным штрихом
• Барабаны: система занятий
Читать онлайн

АНОНСЫ


СЕГОДНЯ 25/06/2017


Нет событий

© 1995-2017 musicbox.su, все права защищены   |   Электронная почта redaktor@musicbox.su   |   Телефон +7 916 683-13-94
яндекс.ћетрика